начало поиск конференция разное
ссылки pomoooogiteeeee


Все темы
   Естественные науки
      Математика и физика

Жизнь и исследования Ф.А. Цандера

Назад
Фридрих Артурович Цандер
(1887 - 1933).
Фридрих Цандер родился 11 августа 1887 года. За день до его рождения, ночью с 10 на
11 августа на Землю пролился звездный дождь. И всегда, когда отец Фридриха вспоминал о
рождении сына , он вспоминал и звездный, метеоритный дождь. Интересно, что в эти дни про-
изошло и затмение солнца. Оно произошло точно по предсказанию астрологов, в 5 часов 52
минуты. Как рассказывал отец Цандера, в то время людей пугали не столько сами затмения,
сколько дьявольская точность науки.
Итак, родился четвертый ребенок в семье Цандеров. У Фридриха было 2 старших брата -
Курт и Роберт и 2 сестры - старшая Паулина и младшая Елена. Еленой дочь назвали в честь
матери, которая умерла, чтобы дать ей жизнь. Так что Фридрих не мог помнить мать, ему то-
гда было всего 2 года. А сам он родился в доме на улице Калькю, в Старой Риге. Не надо удив-
ляться, что там, в то время семья часто меняла квартиры, и в 1898 году, после смерти дедушки
Константина, когда отец получил наследство, семья надолго поселилась в частном доме на
улице Бартас (сейчас - улица Цандера) недалеко от станции Засулаукс. Там Фридрих прожил
15 лет, треть жизни.
Через 2 года, после смерти Елены Цандер, Берта Конрад стала второй женой доктора
Цандера - отца Фридриха. Мачеха любили детей и относилась к ним хорошо. Через пару лет у
Фридриха появилась младшая сестра - Маргарита.
В новом доме господствовали старые порядки. Летом все дети вставали рано утром и
работали со взрослыми в саду и розарии, подметали дорожки, чистили фонтан. Уроки тоже де-
лали на воздухе, конечно, если была хорошая погода. Потом снова работали. Отдыхали вече-
ром. Фридрих обычно что-нибудь мастерил или читал Жюль Верна. По рабочим дням Фрид-
рих Вставал рано - в школу опаздывать было нельзя.
Как и все дети его сословия, он сначала учился дома, потом в трехлетней начальной
частной школе, и потом в семилетней обычной школе. Шесть классов были основными, а
седьмой, необязательный, давал право поступать без экзаменов в Рижский Политехнический
Институт (РПИ).
В школе, особенно сначала, Фридриху было трудно. Хотя занятия велись на русском
языке, большинство преподавателей - немцы - плохо его знали, говорили с ошибками,
объясняли путано. В классе Фридриха ребята были очень разные - с разным уровнем
подготовки, разных возрастов, разных национальностей - русские, латыши, евреи, немцы.
Класс получился шумный и недисциплинированный.
Как следствие этого, и не только этого, учился он плохо. Особенно часто были двойки
по русскому и французскому языкам и по каллиграфии. По другим предметам успехи также не
были удовлетворительными, и не радовали ни своих педагогов, ни отца, ни самого себя.
Но, с течением времени успехи шли в хорошую сторону, особенно в математике,
физике, химии - во всех предметах, необходимых первым строителям межпланетных кораблей.
Об этих кораблях он рассказывал своей сестре Маргарите, которая прилежно его
слушала. "…Он рассказывал мне чудесные вещи и ничуть не беспокоился, когда я скучала,
слушая его длинные разговоры о технике. Но я внимательно слушала, как он описывал
обитателей Марса, Венеры или Юпитера."
Здесь надо немного отвлечься и посмотреть на это же время с другой стороны. В то
время он начал более активно заниматься наукой, но когда же это началось у Фридриха? На
этот простой вопрос очень трудно ответить. Создается такое впечатление, что он занимался
всегда, с того времени, как его сознание начало различать самые примитивные зависимости
окружающего мира. "Будучи мальчиком, я особенно увлеченно читал книги и статьи об
астрономии и межпланетных путешествиях" - писал Цандер в автобиографии.
Но это было не просто увлечение. Еще школьником Фридрих завел две тетради: 1
тетрадь - всевозможные эксперименты и подсчеты. 2 тетрадь - подсчеты, эксперименты,
заметки и т.д. Первая запись в них датирована 12 января 1904 года. Одна из записей: «Сегодня
без пяти двенадцать увидел, как пролетел красный метеор около созвездий Пегаса и
Андромеды».
Но вернемся к школе. В июле 1904 года, хорошо сдав все экзамены, он получил аттестат
об окончании "«полного курса основной части Рижской школы», почти сразу же , и еще лучше
сдал экзамены на дополнительный класс и продолжил учиться. Закончил последний класс как
первый школьник и был без экзаменов зачислен на Механический факультет РПИ, одного из
лучших учебных заведений России начала 20 века.
Шел 1905 год. По всей Царской России, в том числе и в Риге, росло революционное
движение. И, хотя Цандер всю свою жизнь не разбирался в политике, он оказался вовлеченным
в нее. Какое-то время он распространял листовки, и за это был посажен под арест. Ладно, если
бы этим все закончилось. Но в октябре 1905 года институт, гордость России, закрыли. Свои
долгожданные лекции Фридрих мог слушать лишь три недели.
А дело было вот в чем. Собрание революционных студентов (на нем присутствовало
более 1000 человек из 1700 учащихся) решило объявить недоверие профессорам. Чтобы выйти
из сложного положения, дирекция постановила, что все студенты, учащиеся в РПИ, должны
подписать «гарантии политического прилежания». Цандер же подписи за свое политическое
прилежание не дал и из института ушел. Выслушав объяснения сына, Артур Цандер долго
молчал, потом грустно кивнул и сказал: «А вообще-то ты прав, сынок…».
Но что же теперь делать? Институт закрыли, но учиться-то надо. Фридрих уехал в
Данциг, немецкий город (сейчас Гданьск в Польше). Язык он знал, курсы велись на немецком,
его родном языке. Институт, конечно, молодой, но уже с солидной профессурой. И от Риги не
так уж и далеко. И 16 декабря 1905 года он уже был зачислен слушателем в
машиностроительный отдел Королевской высшей технической школы. Цандер продолжил
учебу.
Но время шло, и к концу лета 1907 года было принято решение принять обратно в
Политехникум студентов, исключенных за «участия в собраниях», и тех, кто отказался давать
обещания о своем политическом прилежании. Фридрих узнал об этом и затосковал по дому. И
он, не дождавшись конца летнего семестра, 26 июня поехал в родную Ригу.
Он не был в Риге более полутора лет. Вроде бы после такого долгого отсутствия человек
на какое-то время перестает думать о космонавтике. Но именно в это время он пишет в тетради
– «Вопросы строения космического корабля. Количество наружных стен. Отсеки.
Устройство для установки пола в горизонтальное положение. Регенерация кислорода.
Переработка отходов: садик на космическом корабле. Выбор движущей силы.
Строительство зданий для постройки космического корабля. Здания для
вспомогательных средств и примерные очертания космического корабля».
Даже человеку, далекому от науки и техники, понятен масштаб этой грандиозной
научно-исследовательской работы. Она затрагивает самые различные области науки: физику,
аэродинамику, электротехнику, химию, биологию и физиологию, криогенную технику,
строительство, машиностроение, в конце концов, проектирование космических кораблей и
труд инженера. Все это, и многое другое надо узнать, чтобы построить корабль для полета на
Марс.
Во всех исследованиях студента Цандера в рижское время почти нет вопросов, так или
иначе не связанных с проблемой межпланетных сообщений.
Придя из института, и что-нибудь, перекусив на быструю руку, он сразу же отправлялся
в свою комнату. «В его комнате высились груды книг, на письменном столе были
бесчисленные тетради и листки с рисунками и подсчетами, на полочках бутылки и
реторты для химических экспериментов» – вспоминает сестра Маргарита.
Цель Цандера – достичь других планет. Он хочет дать человечеству не летающие в
безвоздушном пространстве жилища, как хотел Циолковский, а постоянные обители на
планетах, сначала Солнечной, а потом и других звездных систем. Ну, а как это сделать – это
уже техническое задание. У него ракета не самоцель, а средство передвижения. Как и
Циолковский, он может повторить: «Если родился другой вид преодоления космических
расстояний, узнаю и приму также и его».
В то время в Риге жил увлеченный астроном-любитель. У него был телескоп, а звали его
Адольф Рихтер. Через телескоп он смотрел на звездное небо, а на свои средства издавал
астрономический ежегодник. В его квартире почти каждый день собирались люди, для
которых обсуждение астрономических тем доставляло удовольствие. Сам Цандер в него
устроился лишь в 1908 году. На звезды он мог смотреть часами, и не мог придумать себе
другое такое же наслаждение. После вечеров у Рихтера ему не давала покоя мысль о
собственном телескопе.
Эта мечта исполнилась на удивление быстро: 11 августа 1908 года, когда ему
исполнился 21 год, отец прислал Фридриху конверт с деньгами. Этих денег вместе со
сбережениями самого Цандера хватало на покупку телескопа.
В автобиографии Цандер пишет: «В то время (лето 1908 года) мы, студенты,
организовали первое Рижское студенческое общество воздухоплаванья и авиации».
Общество решило не ограничивать себя словами, и в сарайчике у Цандеров начало строить
планер по чертежам, присланным из Киева. Планер построили, и, хотя он выглядел довольно
жалко, но с пригорка отлично летал.
Как раз в то время на фабрике «Мотор» решили производить аэропланы. И Фридрих,
узнав об этом, устроился туда работать. В 1910 году, летом, «Мотор» выпустил первые
аэропланы.
Большое значение для молодого Цандера в его работе на «Моторе» имело становление
инженером. Он учился строить самолеты.
В 1910 году в Риге создалось похожее на общество студентов также и «взрослое»
Общество исследования воздухоплаванья. Буквально через два дня после основания его
директор заказал в Берлине новый аэроплан, который вскоре прибыл в Ригу. Это был первый
аэроплан, купленный рижанами. Вскоре по просьбе Фридриха и его друзей была проведена
выставка авиации. В ней приняли участие, кроме самого аэроплана, планер студентов, к тому
времени совершивший более двухсот полетов, различные монопланы, бипланы и модели
воздушных змеев.
Прошло 4 года. Август 1914-го – началась Первая Мировая война. К счастью, она не
достала до Фридриха Цандера. Но даже в такое страшное время он не хотел отдалять приход
эры межпланетных путешествий. И он, подумав, устраивается на завод «Проводник». Там, в
числе прочих производств, делали резину.
Фридриха Цандера поставили на «Проводнике» помощником руководителя отдела
автошин.
Но в 1915 году, летом, линия фронта начала приближаться к Риге. Многие заводы стали
готовиться к эвакуации. Эвакуировался и «Проводник». Части, где работал Цандер, надо было
ехать в Тушино – окрестность Москвы.
Последний день в Риге. На прощание отец сказал ему: «Оставайся таким же честным
и прямым, каким ты всегда был». Отец Фридриха умер в Риге в декабре 1917 году.
Известно, что, приехав в Подмосковье с заводом «Проводник», Фридрих Цандер
продолжил работать инженером и занимать различные руководящие должности: начальник
отдела автошин, помощник начальника отдела резиновых тканей, начальник лаборатории
механики, руководитель отдела патентов.
Все это занимало у Цандера много времени и сил. Но с 1915 по 1917 год он занимался
опытами по приспособлению оранжереи в обстановке полета, а с 1917 года энергично работал,
чтобы теоретически и конструктивно переработать вопрос о перелетах на другие планеты.
Цандер начинает математически проверять все ракеты на Марс. И видит, что математика
его туда не пускает. На двоих людей, принимая во внимание реальный срок путешествия на
Марс, выходит около 6 тонн. И это лишь только для того, чтобы не умереть с голода, жажды и
не задохнуться, не считая вес самого корабля, горючего, аппаратуры, системы энергетики и
весь остальной вес.
Невозможность поднять в космос такую громадину делала саму идею путешествий в
космос полностью нереальной, отодвигала ее из области корректных инженерных знаний в
область научной фантастики. И Цандер начинает искать методы, чтобы уменьшить вес
корабля.
Воздух можно регенерировать с помощью оранжереи, это ясно. А продукты можно
научиться выращивать прямо в космосе. Так родилась мысль об оранжерее на корабле.
Растения ведь могут расти и без земли, в питательном растворе. А удобрениями для них могут
стать переработанные «отходы жизнедеятельности» космонавтов. Эту мысль он развивает в
одной из своих тетрадей.
В рукописи от 11 мая 1909 года Цандер пишет: «У меня разрабатывается мысль, что
в качестве горючего можно использовать всю массу ракеты».
Цандер развивал эту мысль довольно долго и вот к чему пришел: ракета, сначала
имеющая вид самолета используя подъемную силу крыльев, долетает до высоких слоев
атмосферы. А затем. В космосе, где крылья уже не нужны, они измельчаются или плавятся, а
затем сжигаются и дают энергию для движения вперед. Конечно, все крылья сжигать не надо,
ведь они понадобятся для мягкой посадки на Марс и последующего приземления на Землю.
Путь полностью оригинальный. До этого его не разрабатывал ни один человек. Ракета
Цандера – маленький самолет в космосе – была как бы растворена в большом аэроплане и
постепенно из этого аэроплана выкристаллизовывалась, и становилась целой, так как чем
глубже в космос, тем меньше оставалось от аэроплана, который сжигал сам себя. Котел, в
котором горела конструкция большого аэроплана – это все, что оставалось от него при выходе
на орбиту. Сам котел сжечь себя не мог, как это хотелось конструктору.
Но это еще не все. Цандер понимает, что для движения в космосе ракете нужно совсем
немного. Он пишет: «В межпланетном пространстве, где расстояния настолько гигантские, что
ракете вполне хватит малосильного двигателя, намного лучше использовать бесплатную
энергию света, давление света, или превращать энергию света с помощью зеркал высокого
класса». Таким образом, он решил использовать идею солнечного паруса, в то время необычно
дерзкую.
Новаторским был также труд Цандера об использовании гравитации для маневров
кораблей в космосе. Теперешние ракеты не похожи на проекты ракет Цандера, но это не
значит, что место его творчеству в музее истории космонавтики. Его идеи используются
сейчас, некоторые только начинают разрабатываться повторно.
К сожалению, идею о сжигании ненужных частей корабля не удалось реализовать –
задание технически трудное. Но, так как Цандер анализировал особенности горения металлов,
то мы знаем и используем то, что порошок алюминия, например, увеличивает силу двигателя.
Развита идея Цандера об использовании кислорода атмосферы в ракете при полете в
воздушном океане Земли. Крылья у ракеты развились тоже широко. Во первых в печально
знаменитых «крылатых ракетах». Во – вторых, в американском многоразовом корабле «Space
Shuttle».
Солнечный парус, по подсчетам, чтобы двигать корабль, должен быть огромных
размеров, примерно километр на 400 метров. У Цандера также. Но теперь имеется решение
этой проблемы. Ученые Харьковского института радиофизики и электроники нашли правила,
следуя которым, давление света увеличивается в сотни тысяч раз. В этом случае площадь
паруса не будет превышать нескольких метров. Подобной революции в земном флоте никогда
не было. И оказывается, что космический корабль Цандера не только история космонавтики,
но и будущее.
Москва, февраль 1919 год. Он уходит с завода «Проводник» и устраивается работать на
«Мотор».
Новый директор завода Покальнис Цандера взял сразу же, и с оформлением на работу
проблем тоже не было. Труднее было найти квартиру. В конце концов, Цандера нашли
комнатку в квартире священника отца Луки около Даниловского кладбища. В комнатке
помещались лишь узкая кроватка, маленький столик, табуретка и корзина для белья.
Цандер понимал, что для осуществления плана полета на Марс нужны
единомышленники. И вот случай найти их преставился – с 29 декабря 1921 года по 2 января
1922 года в Москве проходила Первая конференция изобретателей Московской губернии, и 30
декабря Цандер на этой конференции в секции машиностроения прочитал реферат.
В 1922 году он понимает, что с завода надо уйти, проекта не будет. И 15 июля 1922 года
начальство «Мотора» дало ему такое удостоверение: «Сим удостоверяем, что гражданин
Фридрих Артурович Цандер работал на 4 государственном авиазаводе «Мотор» с 1
февраля 1919 года, сначала в качестве инженера, потом руководителем технического и
конструкторского бюро; с 13 января по 15 июля 1922 года он вышел в отпуск для
разработки персонального проекта: вырывание аэроплана из атмосферы Земли и
перелет на иные планеты. Инженер Цандер совершенно удовлетворительно выполнял
все возложенные на него задания и оставляет работу по своему личному желанию, чтобы
самостоятельно продолжать работу над вышеупомянутым проектом».
Уйдя с завода, Цандер много работает над проектом космического корабля. Затем читает
лекцию на заводе о ракете-аэроплане. Вкратце: до высоты 25 верст работает авиационный
двигатель, там включается ракетный мотор. Части аэроплана начинают поступать в котел и к
высоте 85 верст от аэроплана ничего не остается. Кроме небольших крыльев, руля и кабины с
людьми. К тому времени по подсчетам ракета уже достигнет параболической скорости и
оторвется от поля тяготения Земли. Ну, а в космосе достаточно двигателя небольшой силы,
чтобы двигать ракету.
В июне 1923 года он возвращается на завод из-за недостатка средств.
Осенью этого же года Цандер женился на Александре Феоктистовне Милюковой.
Свадьбу не праздновали, негде было. В это время дом, в котором жил Цандер, ликвидировали,
и им предоставили большую комнату. Там родилась дочь Астра – звезда.
В 1924 году произошло великое противостояние Марса. Цандер нашел себе
единомышленников. Свою первую лекцию о межпланетном корабле он прочитал в январе 1924
года прямо в теоретической секции Московского общества любителей астрономии.
Было создано общество по исследованию межпланетных связей. Постепенно число его
членов росло и достигло двух сотен. Почтенными членами этого общества были
Ф.Дзержинский, К.Циолковский и Й.Перельман.
В 25-м году Цандер сам, по своей инициативе, начал переводить работы Циолковского
на немецкий язык, чтобы с ними могли познакомиться ученые Западной Европе.
После ряда лекций по Москве. Цандер предпринимает турне по Волге. Читал лекции в
Нижнем Новгороде, Самаре, Астрахани, Киеве, Воронеже, Ростове, Киржаче, Владикавказе,
Баку, Тбилиси. Темой лекций было межпланетное сообщение и его корабль. В 1924 – 1925
годах его слушали в Ленинграде, Рязани, Саратове, Туле, Харькове и других городах. Эти
лекции были необходимы и самому Цандеру. Встречи окрыляли его, давали новые силы для
продолжения работы.
Реферат Цандера по теме «Суперавиация ее проблемы и задания первоочередной
важности для подготовки к межпланетным путешествиям», переработанный и
дополненный, стал основой его книги «Проблемы полета с помощью реактивных
двигателей», которая вышла еще при его жизни. В ней всего 75 страниц.
Наконец, после ряда лекций он возвращается в Москву. Цандер с семьей переселяются
на другую сторону Москвы-реки. Потом он получил квартиру, построенную по заказу
«Мотора» в Медовом переулке. Там поселилась семья Цандера – он, жена, дочь Астра и
маленький сын Меркурий.
В 1928 году он едет в отпуск на Кавказ. Оторванный от логарифмической линейки,
вырвавшийся от красных пустынь Марса, он как будто по новой открывает для себя красоту
Земли. В письме домой он пишет о красоте Кавказа, о жизни на отдыхе. Вскоре с новыми
силами он возвращается в Москву.
Москва, июль 1928 года. Цандер работает уже не в «Моторе», а в Центральном
конструкторском бюро Авиа треста. Но в его мыслях по-прежнему главенствует корабль,
космический корабль. Чем больше он про это думает, тем яснее понимает, что все нервы этого
для него живого организма концентрируются в один узел – двигатель. В общем, от двигателя
зависит все: размеры корабля, полезный вес, проблема горючего и сама надежность
межпланетных путешествий. Все эти оранжереи в обстоятельствах полета и даже траектории
полета – все это вторично. Первичен только двигатель. Только этим ключом открываются
двери на Марс.
Снова начинаются дни подсчетов. К примеру, сразу после приезда с Кавказа о двигателе
он написал около 150 страниц с подсчетами. Назвал он его ОР-1, то есть "Опытный
Реактивный".
"После того, как я сделал все теоретические подсчеты, мне надо было практически
проверить методы, которые я выработал, - пишет Цандер в автобиографии, - в связи с тем,
что средств не хватало, мне пришла в голову идея об использовании паяльной лампы
как материала изготовления первого реактивного двигателя. Эту идею я и воплотил в
жизнь…" В конце 20-ых годов у Цандера появилась возможность перейти от теории к
конкретным экспериментам. В 1930 году Цандер начинает работать в Институте авиации и
машиностроения. Там ему предостваляется лаборатория. Там он и делал опыты со своим ОР-1.
Но когда он начал эксперементы со сгоранием металлов в камере сгорания, все пошло боком.
Из сопла вылетали кусочки нерасплавленного металла, во всех переходах двигателя они
застревали и засоряли внутренности. Это были первые его опыты по использованию
металлического топлива в двигателе ОР-1.
И снова надо вспомнить, что это был титанический труд: обдумывание методик
подсчета, сами подсчеты, проектирование, чертежи отдельных деталей, старания, пока их
изготавливают, монтирование, организация испытательного стенда, сами опыты и анализ
результатов, полученых в результате эксперементов - ведь, в сущности, все это делал он один,
с редкой помощью. И снова день за днем, месяц за месяцем он работал один, вместо целого
научно-исследовательского института, доводя себя до крайней усталости, опустошения
нервной системы и истощения физических сил. Цандер похудел, весь как-то сгорбился,
съежился, выглядел намного старше, чем это было на самом деле. Во время первого прихода
Королева в ЦАГИ Цандер показался ему уже стариком
"…Вдруг старичок зафыркал, открыл глаза и виновато улыбнулся. Королев вышел в
коридор и спросил у своего знакомого:
? Кто этот старичок?
? Он не старичок. Ему немного за сорок. Он Цандер.
? Так это Цандер! - пробормотал Королев смущенно. - Лучший специалист по ракетам.
Первый кто применил у нас инженерные методы в ракетной технике. А мне
показалось, что он не в своем уме.
? Фыркает?
? Фыркает.
? Это он тренируется задерживать дыхание. Ведь в ракете по пути на Марс особенно
не надышешься…"
Новый удар на этого до смерти уставшего человека обрушивает судьба: в конце 1929
года умирает его 3ех летний сын Меркурий. Но прошел и этот год. В 1930 году в семье
Цандера родился сын, которого тоже назвали Меркурием. Пройдет время и дети выростут.
Астра закончит МВУ, станет физиком, будет работать в Москве. Сын станет инженером,
абсолвентом МВТУ им. Баумана.
В своей лаборатории Цандер переживает огромный эмоциональный подъем. Возможно,
что в первый раз после строительства планера в Риге он снова творит: конструирует,
монтирует, испытывает. Пусть! Это - только начало, главное - он начал!
Однажды, когда Цандер был на Центральном совете Осоавхима, к нему подошел
молодой, плечистый человек, и внимательно, может быть, чуть-чуть дольше, чем принято,
посмотрел на него, и серьезно спросил:
? Вы - Цандер? Вы можете рассказать мне о своем двигателе? Моя фамилия -
Королев…
На объявление откликнулось более 150 человек. Так началась организация ГИРД -
Группа изучения реактивного движения. Главной задачей ГИРДа было претворение идей
ракетной техники в металле. До этого ракетная техника развивалась на бумаге в расчетах
ученых одиночек: Циолковского, Кондратюка, Ветчинкина.
Королев, по своей сути - организатор, сразу же предложил переходить от слов к делу и
найти место для испытаний. Говорили долго. Когда они вышли, Цандер остановился. Его лицо
было так бледно, что казалось светящимся. Он поднял руку и воскликнул
? «Да здравствуют межпланетные путешествия на пользу всего человечества!»
Хотя сначала Цандер был избран руководителем, но постепенно им становится Королев.
Станновится как-то естественно: он не брал бразды правления у Цандера - тот их не держал.
Сам себя Цандер считал и называл инженером, он был инженером и хотел оставаться только
инженером.
Нашли место для испытаний. Это был подвал закрепленный за Осоавиахимом. В
подвале было намусорено, валялся всякий хлам и пробитая оболочка дирижабля. Через
некоторое время гридовцы посетили подвал и решили, что ничего лучшего и быть не может.
Подвал, общей площадью более 600 квадратных метров, начали очищать. Цандер тащил ведро
с мусором на помойку, вдруг поднял голову к звездам и воскликнул:
- «На Марс! На Марс!»
Подвал обустроили, каждый нес сюда, что мог. От напильника до сломанного стула. К
1933 году там было уже 6 токарных и 1 строгальный станок, множество другого оборудования.
Гридовцы думали куда же поставить двигатель Цандера. На планере с наким двигателем
сразу бы отгорел хвост. В конце концов Королев предложил вариант поддержаный всеми -
поставить ОР-2 на «бесхвостку» Черановского. Когда Королев предлагает Цандеру поставить
ОР-2 на «бесхвостку», тот отказывается, поскольку все надо бы испытать на велосипеде, потом
на мотоцикле. Но Королев убеждает их, что время не ждет и, как только будет готов ОР-2, он
сам будет пилотировать «бесхвостку». В марте ГИРД посещает Тухаческий 38-летний
заместитель народного комиссара. В резельтате ГИРД получает 80 000 рублей. Цандер,
воодушевленный, ускоряет работу над ОР-2.
Начинается последний, самый короткий, по настоящему счасливый и максимально
напряженный период жизни Цандера. Всего лишь несколько месяцев было отведено ему
судьбой, чтобы отдаться любимой работе, которой он посвятил всю жизнь.
Летом 1932 года в подвале все было устроено. У входа сидел охранник, дальше тянулся
ряд дверей. За одной из них находился человек со светло-коричневой бородой и усами,
начинающей лысеть головой. Это был Фридрих Артурович Цандер. Он руководил первой
конструкторской бригадой целью которой была переработка ОР-2 для «бесхвостки» - РП-1. К
сожалению этот проект так и не был закончен: этому помешали смерть Цандера, постоянные
поломки и возгорания.
Вторым проектом была 25-летняя идея Цандера о двигателе на жидком топливе,
сжигающем части конструкции. Металл горел плохо. Это очень тормозило работу.
Цандер был странный руководитель. Он не только никогда не повышал голос, но и
ничего не требовал. Он все просил. И не исполнить его просьбу было не возможно: он сам
столько работал, что каждое принебрежение к работе считал личным оскорблением. Иногда,
совсем устав, он ложил голову на руки прямо на столе и так отдыхал, потом резко
подхватывался и со словами: «На Марс, на Марс!» снова принимался за работу.
Однажды, придя на работу, Королев застал Цандера, не уходившего домой, за столом.
После этого он отдал конкретный указ - последнему уходящему забирать Цандера с работего
места. В конце декабря 1932 года гирдовцы проводили «ударную неделю» - хотели
отпраздновать 1933 год пуском ОР-2. Цандер несказано обрадывался - теперь можно было не
ходить домой вообще! Но рывок не вышел. Пришел Новый год. Цандер встречал его с
логарифмической линейкой в руках. Он работал…
В короткие минуты передышке Цандер рассказывал коллегам об экспедиции на Марс и
всех выгодах, какие такие экспедиции принесут. «Однажды, сам того не ожидая, Королев
спросил:
? Но, Фридрих Артурович, почему вы все время говорите о Марсе? Почему не о Луне?
Луна же на много ближе.
Все удивились: Королев никогда не говорил о космических путешествиях.
? Я… я - марсианин, - смущенно улыбнулся Цандер…»
Серия неудач с ОР-2, систематическая бессоница, работа на износ, отказ от идеи
использовать металлическое горючее - все это забирало у Цандера его душевные силы. Все
видели - он сгорал, как свеча. И Королев, чтобы Цандер отдохнул предлагает ему поездку в
Кисловодск. По дороге, будучи слаб физически и духовно, Цандер заразился тифом.
В Нахабино начались испытания ОР-2. Но 21 марта он работал уже 10 секунд, а 26 - 20
секунд. Но Цандер об этом не знал, он был без сознания.
28 марта 1933 года, в 6 часов утра, не приходя в сознание умер Фридрих Артурович
Цандер.
Когда пришла телеграмма, все оцепенели. Королев, железный человек, которого не
могли представить слабым, заплакал. Но это была не слабость: эта была сила любви, которая
сильнее железа.
А потом пришло письмо от Цандера: «Вперед, товарищи, и только вперед! Поднимайте
ракеты все выше и выше, ближе к звездам.»
В его честь назван кратер на Луне. А надо было - на Марсе…


 Накатать письмо админу

На первую   Поиск   Форум   Разное     Книга Почетных Гостей   Объявления: Работы на заказ  
Объявления: Нужен Реферат!   Коллекция ссылок